IPB

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

 
Reply to this topicStart new topic
> Осторожно: Стволовые Клетки
Гость_Garry_*
сообщение 10.12.2008, 11:28
Сообщение #1





Гость






Осторожно: стволовые клетки


08.12 23:14

Международное общество по исследованию стволовых клеток (ISSCR) выразило серьезную обеспокоенность в связи с распространением сомнительных и откровенно мошеннических методов лечения тяжелых заболеваний с использованием стволовых клеток.

В очередном номере журнала Cell Stem Cell общество опубликовало перечень обязательных критериев научности исследований и применения стволовых клеток. Оно также призвало правительства всех стран законодательно запретить деятельность коммерческих организаций, не соответствующих этим критериям. Ранее ISSCR разработало памятку для пациентов, в которой приводится список вопросов, при помощи которых больной может уточнить эффективность и научную обоснованность той или иной методики.

В опубликованной в том же номере журнала статье канадского ученого Тимоти Коулфилда (Timothy Caulfield) с коллегами из Университета Альберты указывается, что большое число интернет-сайтов в различных странах предлагает лечить стволовыми клетками такие серьезные заболевания как болезнь Паркинсона, аутизм, травмы спинного мозга и т.д. Как правило, в рекламных объявлениях не приводится подробной информации о сути используемых методов лечения, а заявления об эффективности лечения, по мнению ученых, неоправданно оптимистичны и не подтверждены публикациями в рецензируемых изданиях. Тем не менее, средняя цена лечения в тех клиниках, на сайтах которых она указана, составляет 21 500 долларов.

Наиболее активно лечение стволовыми клетками рекламируется в таких странах как Китай, Таиланд, Индия и государства Южной Америки и Карибского бассейна. Кроме них в «черный список» попала и Россия. По мнению экспертов ISSCR, причиной роста числа предлагающих подобные услуги клиник является несовершенство законодательства и бездействие органов надзора упомянутых в статье государств. В выпущенных рекомендациях общество призывает регулирующие органы перечисленных стран прекратить эксплуатацию пациентов, закрыть шарлатанские клиники и применить санкции к их сотрудникам.

Нельзя не отметить, что эксперты ISSCR, к слову, как нельзя более заинтересованные в популяризации исследований стволовых клеток, бьют тревогу не зря. Любой поисковый сервер по запросу «лечение стволовыми клетками» выдает сотни сайтов российских «клиник» и «институтов». На основании лицензий, разрешающих лишь выделять и хранить (но не применять) стволовые клетки из костного мозга, а также вести амбулаторно-поликлиническую деятельность (то есть вести обычный терапевтический прием) эти организации предлагают полечить «волшебными клетками» атеросклероз, инфаркт, инсульт, цирроз печени, сахарный диабет и еще длинный список заболеваний. И вообще, «омолодиться», причем не дешево: на обнаруженных сайтах цена за «омоложение» составляет от 300 тысяч рублей.

Стволовые клетки стали модными и популярными благодаря потоку восторженных публикаций в популярных изданиях, которые основаны на весьма скромных результатах научных экспериментов. Из-за назойливой рекламы название методики, которая находится пока на самых ранних стадиях разработки, буквально «навязла на зубах». Между тем, реальных успехов при использовании стволовых клеток в лечении и, тем более, «омоложении» нет и в помине.

«Волшебные» клетки

Стволовые клетки не обладают признаками принадлежности к какой-либо конкретной ткани, то есть не дифференцированы. Они обладают двумя основными качествами: способностью размножаться путем деления, оставаясь недифференцированными, и возможностью развиваться в специализированные клетки различных тканей.

Существует два основных вида стволовых клеток: эмбриональные и взрослые. Эмбриональные стволовые клетки обнаруживаются на ранних стадиях внутриутробного развития и представляют собой полностью универсальные клетки, способные развиться в любую ткань организма. Взрослые стволовые клетки служат для восстановления поврежденных тканей и поддержания нормального жизненного цикла постоянно регенерирующих органов – крови, кожи и слизистой оболочки кишечника. Они найдены во многих тканях детей и взрослых.

Универсальность эмбриональных стволовых клеток обусловливает их привлекательность для потенциальной терапии – теоретически с их помощью можно восполнить практически любой дефект любой ткани организма. Однако на практике добиться этого пока не удалось – в настоящее время не существует ни одной одобренной методики лечения какого-либо заболевания с их использованием.

Дело в том, что для развития в заданную ткань универсальным эмбриональным клеткам необходим сложный набор специфических биохимических сигналов, создать который искусственно пока не удается. При простом введении эмбриональных стволовых клеток в какую-либо ткань взрослого организма они дифференцируются сразу в множество различных специализированных клеток, что приводит к развитию опухоли из эмбриональных тканей – тератомы. Кроме того, клетки эмбриона расцениваются иммунной системой реципиента как чужеродные, что вызывает реакцию их отторжения.

И, наконец, использование клеток человеческих эмбрионов ограничено по этическим соображениям, поскольку существующие методики их получения подразумевают разрушение эмбриона на стадии бластоцисты. Из-за этого во многих странах приняты законы, запрещающие эксперименты с человеческими эмбриональными стволовыми клетками. Несмотря на сложности и запреты, именно эти клетки чаще всего предлагаются коммерческими «клиниками», видимо, поскольку считаются более перспективными и вообще модными.

Использование взрослых стволовых клеток также сопряжено с определенными трудностями. Большинство из них не является полностью универсальными – они могут развиться лишь в клетки той ткани, из которой они происходят. Кроме того, остается до конца не выясненной способность этого вида стволовых клеток проходить неограниченное количество циклов деления для развития в необходимое количество искомых клеток.

Однако взрослые стволовые клетки обладают и рядом преимуществ. К примеру, работа с ними не связана с этическими ограничениями, поскольку они как правило добываются из донорского костного мозга или пуповинной крови. В некоторых случаях стволовые клетки могут быть получены от самого пациента, что исключает возможность реакции отторжения.

По этим причинам единственный признанный и давно применяемый метод лечения основан на использовании именно взрослых стволовых клеток. Речь идет о пересадке костного мозга больным злокачественными новообразованиями крови. Никаких других одобренных к применению у людей лечебных воздействий с использованием стволовых клеток в настоящее время не существует. Их потенциальное применение при повреждениях центральной нервной системы, онкологических заболеваниях, инфаркте миокарда и многих других заболеваниях находится лишь в стадии разработки.

Эксперимент на себе

Единственная законная ситуация, в которой вам могут предложить лечение стволовыми клетками – это участие в клинических испытаниях. Разумеется, нужно отдавать себе полный отчет в том, что экспериментальное лечение не гарантирует улучшения состояния, отсутствия неожиданных побочных эффектов и преимущества перед уже существующими методиками. То есть, не давая особых надежд на улучшение, такое лечение связано с повышенным риском и непредсказуемыми последствиями.

Процесс внедрения любой методики лечения в клиническую практику состоит из ряда стадий. Сначала проводятся эксперименты «в пробирке» - опыты ставятся на искусственно выращенной культуре живых клеток. За этим следуют многочисленные исследования эффективности и безопасности новой методики на лабораторных животных. Когда получен максимум информации, которую можно собрать таким способом, проводится небольшое пилотное исследование на добровольцах. Как правило, ими становятся больные, которым не помогли существующие методы лечения. Если эта стадия прошла успешно, масштабы экспериментов расширяют и продолжают их до получения достаточного количества данных для официального одобрения нововведения. Этот процесс длится несколько лет, а случается, что и несколько десятилетий. В ходе таких исследований и можно испытать на себе действие новой лечебной методики.

Внести ясность

Если пациент, осознав всю специфику экспериментального лечения, все же принимает решение об участии в испытаниях, ему следует максимально обезопасить себя. Опубликованные ISSCR рекомендации предлагают ряд вопросов, которые необходимо выяснить, прежде чем согласиться на такой вид терапии:
является ли предлагаемый метод лечения общепризнанным для данного заболевания;
включен ли процесс лечения в официальные клинические испытания;
какие существуют альтернативы предложенному методу терапии;
опубликованы ли в рецензируемом научном издании результаты доклинических испытаний, предшествующих эксперименту на людях, какие еще исследования на эту тему проводились и каковы были их результаты;
есть ли разрешение на проведение испытаний, выданное независимым учреждением (у нас в стране это Росздравнадзор, в США – FDA, в Европе – EMEA);
наблюдают ли за ходом эксперимента независимые эксперты;
предоставляется ли форма информированного согласия на участие в испытаниях, которая содержит исчерпывающую информацию о том, кто организатор испытаний, сколько оно будет продолжаться, в чем суть новой методики, какой риск может быть связан с его применением, есть ли возможности в любой момент отказаться от испытаний и другие необходимые данные (форма информированного согласия подписывается врачом и пациентом, участнику эксперимента выдается его копия);
откуда взяты используемые стволовые клетки, как они обработаны, каким способом они будут введены в организм, какова будет профилактика реакции отторжения;
организована ли должная медицинская помощь на случай непредвиденных осложнений, как немедленных, так и долгосрочных, и кто обязан ее оказывать;
нужно ли будет проходить поддерживающую терапию по окончании испытаний и в чем она может заключаться;
какова квалификация врача, проводящего исследование, и насколько богат опыт его работы с подобными заболеваниями;
и какие гарантии даются в случае неблагоприятного исхода испытаний.

Кроме того, эксперты ISSCR рекомендуют выслушать мнение стороннего специалиста о предстоящем исследовании.

С особой осторожностью следует относиться к следующим заявлениям относительно экспериментального лечения:
обилие положительных отзывов от пациентов, якобы прошедших подобную терапию;
предложение вылечить разные заболевания с помощью одних и тех же клеток;
гарантия отсутствия риска (он есть всегда, даже у давних и признанных методов лечения).

И, наконец, главное: клиника может заплатить пациенту за участие в испытаниях, хотя и не обязательно, но ни в коем случае не наоборот. То есть в настоящее время никто не имеет права проводить платное лечение стволовыми клетками, за исключением упомянутой пересадки костного мозга по строго определенным показаниям.

Олег Лищук

http://www.medportal.ru/

Сообщение отредактировал Garry - 10.12.2008, 11:38
Go to the top of the page
 
+Quote Post
ЛараS
сообщение 17.02.2009, 14:33
Сообщение #2


Завсегдатай
******

Группа: Завсегдатай
Сообщений: 456
Регистрация: 10.02.2009
Из: Западный Урал
Пользователь №: 5177



Недавно в газете "РБК-Дейли" за 6 февраля 2009 года была такая статья про стволовые клетки. Нашли-таки вещество, чтобы стволовые клетки не перерождались в раковые.

"Клеточный тормоз
Ученые нашли вещество, препятствующее спонтанному перерождению стволовых клеток
Появление новых методов клеточной терапии, рост возможностей трансплантологии и просто непреходящее желание человека сохранять молодость и жить долго подогревают интерес к медицинским разработкам, связанным со стволовыми клетками. С помощью этих незрелых клеток, геном которых находится в «нулевой точке», можно победить тяжелейшие заболевания. Однако все не так просто: стволовые клетки до сих пор развивались, обретая те или иные свойства не по предписанию биологов, а по непонятной человеку логике. В связи с этим настоящим прорывом можно назвать открытие, сделанное учеными из университетов Баса и Лидса.

«Благодаря отсутствию механизмов, определяющих клеточную «специализацию», стволовые клетки способны к самообновлению и превращению практически в любые клетки организма — костные, гладкомышечные, печеночные, сердечной мышцы, поджелудочной железы и даже нервные, — рассказал РБК daily кандидат медицинских наук, доцент кафедры биохимии медико-биологического факультета РГМУ Николай Адрианов. — Во взрослом организме стволовые клетки, локализованные в основном в спинном мозге, обеспечивают восстановление поврежденных участков органов и тканей. И как только происходит повреждение тканей или органов, стволовые клетки устремляются к пораженному месту и латают пробоины, превращаясь в необходимые организму клетки и попутно стимулируя организм к регенерации органа или ткани».

Но, к сожалению, возможности стволовых клеток небезграничны. Так, запас стволовых клеток у взрослых людей очень невелик, и чем старше становится человек, тем хуже восстанавливается его организм. Кроме того, если очаг поражения слишком велик, обновить своими силами утраченные клетки организм просто не в состоянии.

Исправлять это досадное обстоятельство ученые начали еще в XX веке. Взяв на вооружение безграничные возможности эмбриональных клеток, исследователи создали целое направление клеточной медицины, позволяющей выращивать, задавать определенное направление развития и использовать стволовые клетки для терапии множества заболеваний, среди которых ишемия мозга и сердца, болезни Альцгеймера и Паркинсона, инфаркты, последствия инсультов, ДЦП, диабет, аутоиммунные заболевания.

Казалось бы, эра абсолютной победы медицины не за горами. Однако до сих пор использование стволовых клеток осложнялось тем, что полностью контролировать их превращение ученым не удавалось. Проблема состояла прежде всего в том, что стволовые клетки перерождаются не по указанию «свыше», данному врачами, а сами по себе. И то, что вырастет из незрелой клетки, по большому счету оставалось загадкой. Кроме того, остановить перерождение клеток, если механизм дифференциации уже запущен, невозможно. В результате стратегически важный запас, предназначенный, например, для получения донорских клеток кожи, способен превратиться в костную ткань или, того хуже, в злокачественную опухоль.

Для того чтобы сделать процесс перерождения логичным и контролируемым, группа британских биохимиков под руководством профессоров Мелани Уилхам и Адама Нельсона разработала химическое вещество, которое позволяет стволовым клеткам свободно делиться, но одновременно предотвращает перерождение в другие типы клеток. Таким образом, ученые получают возможность преумножать число стволовых клеток, при этом консервируя их в исходном состоянии до момента практического применения.

Новый химикат позволит не только производить неограниченный запас клеточного материала для каждого человека, но и не бояться, что «золотой фонд» переродится в ненужные ткани. Профессор Уилхам, являющаяся по совместительству одним из директоров Центра регенеративной медицины, так прокомментировала свое открытие: «Стволовые клетки обладают огромным потенциалом для восстановления поврежденных клеток. Но, к сожалению, когда мы выращиваем стволовые клетки в лаборатории, они могут спонтанно развиться в «специализированные» клетки, что затрудняет процесс их выращивания в неограниченном количестве и использование стволовых клеток в медицинских исследованиях. Мы же изобрели химическое вещество, которое может затормозить процесс перерождения на несколько недель. А за это время мы значительно увеличим число исходных клеток. При этом приостановка развития клеток обратима — достаточно удалить химикат, и стволовые клетки смогут перерождаться».

Ее коллега, профессор Адам Нельсон из Центра структурной микробиологии по отдельности тестировал более 50 химических компонентов, анализируя их воздействие на стволовые клетки. Методом проб и ошибок ученые обнаружили, что только одно из исследуемых веществ — энзим GSK3 — мог контролировать механизм регуляции жизненных циклов стволовой клетки, в том числе приостанавливать ее специализацию. Удостоверившись в действии энзима на незрелые клетки, Нельсон охарактеризовал долгожданное открытие следующим образом: «Наше исследование — прекрасный пример того, как одна маленькая молекула может использоваться в качестве инструмента для понимания сложнейших биологических механизмов».

ЕКАТЕРИНА ЛЮЛЬЧАК

06.02.2009



--------------------
Живу одним днём ... Жизнь оказывается такая не предсказуемая ....
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Гость_Garry_*
сообщение 18.02.2009, 12:20
Сообщение #3





Гость






QUOTE(ЛараS @ Feb 17 2009, 02:33 PM) [snapback]32667[/snapback]

Нашли-таки вещество, чтобы стволовые клетки не перерождались в раковые.


Насколько я понял, суть не в этом, а в том, что

QUOTE

... к сожалению, когда мы выращиваем стволовые клетки в лаборатории, они могут спонтанно развиться в «специализированные» клетки, что затрудняет процесс их выращивания в неограниченном количестве и использование стволовых клеток в медицинских исследованиях. Мы же изобрели химическое вещество, которое может затормозить процесс перерождения на несколько недель. А за это время мы значительно увеличим число исходных клеток».


Вот из англоязычного сообщения:

QUOTE

This breakthrough will help scientists produce large stocks of cells that are needed for developing new medical therapies.


"Этот прорыв поможет ученым производить большие запасы клеток, необходимых для разработки новых методов лечения"

Сообщение отредактировал Garry - 18.02.2009, 12:23
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Гость_Garry_*
сообщение 19.02.2009, 23:41
Сообщение #4





Гость






У лечившегося стволовыми клетками пациента появились опухоли нервной системы

У израильского подростка, получавшего в Москве экспериментальное лечение эмбриональными стволовыми клетками, начали образовываться доброкачественные опухоли нервной системы.

Пациент, которому сейчас 17 лет, страдает редким генетическим заболеванием атаксией-телеангиэктазией (АТ, синдром Луи-Бар, синдром Бодера-Седжвика). При этой болезни поражаются отделы нервной системы, ответственные за двигательную активность, и иммунитет, что приводит к тяжелым нарушениям координации движений и речи, а также к частым инфекционным заболеваниям.

В 2001, 2002 и 2004 годах мальчик трижды приезжал в Москву, где ему вводили эмбриональные стволовые клетки в рамках экспериментального лечения АТ. В какой именно клинике проводилось лечение, не уточняется. В 2005 году его начали беспокоить сильные головные боли. Проведенная МРТ показала наличие опухолей в головном и спинном мозге.

В 2006 году в израильской клинике опухоль поясничного отдела спинного мозга была удалена. Существенных новых разрастаний на ее месте не наблюдается. Опухоль в головном мозге продолжает медленно увеличиваться в размерах.

Гистологическое и генетическое исследование опухолей обнаружило, что они доброкачественные, содержат различные типы нервных клеток (нейроны и глию), а их генетический материал не принадлежит пациенту, то есть по меньшей мере частично происходит из введенных стволовых клеток.

Однако однозначно утверждать, что источником опухолей стали стволовые клетки, нельзя. Как сообщил в интервью «Газете.ru» доктор медицинских наук, генеральный директор Клиники восстановительной интервенционной неврологии и терапии «НейроВита» и член редколлегии профильного журнала «Клеточная трансплантология и тканевая инженерия» Андрей Степанович Брюховецкий, развитие опухолей нервной системы весьма характерно для пациентов с АТ. Введенные же стволовые клетки могли мигрировать в появившуюся без их участия опухоль и вызвать ее химеризацию, то есть дополнить своим генетическим материалом. «Поэтому наличие генов и кусков ДНК другого (других) организма после применения фетального и эмбрионального материала в мозговом веществе и опухоли абсолютно закономерно и типично», - пояснил Брюховецкий.

http://medportal.ru/mednovosti/news/2009/02/18/tumor/
Go to the top of the page
 
+Quote Post
серго
сообщение 29.06.2010, 13:39
Сообщение #5


Посетитель
**

Группа: Завсегдатай
Сообщений: 54
Регистрация: 29.06.2007
Из: Беларусь
Пользователь №: 4201



Петербургские ученые сообщили о результатах лечения детей стволовыми клетками


Ученые из петербургского НИИ нейрохирургии имени Поленова сообщили о положительных результатах лечения с помощью стволовых клеток детского церебрального паралича (ДЦП) и некоторых других заболеваний нервной системы у детей, пишет РИА Новости.

Как доложил на заседании президиума РАМН один из руководителей исследования Константин Лебедев, в клинических исследованиях приняло участие 19 детей с ДЦП, гидроцефалией, и другими заболеваниями. После введения стволовых клеток улучшение наступило у девяти из них. Какие именно стволовые клетки вводились, и в чем заключалось улучшение, не уточняется.

Накануне заседания Лебедев рассказал журналистам, что наиболее результативным оказалось лечение мальчика с врожденным амаврозом – снижением или потерей зрения без видимого повреждения глаза (в данном случае речь идет, по-видимому, о врожденном амаврозе Лебера – наследственном заболевании, при котором дефект гена RPE65 приводит к атрофии сетчатки).

До лечения ребенок мог лишь различать свет. Через месяц после введения клеток восприятие света улучшилось, мальчик начал видеть очертания предметов и ориентироваться в квартире. После введения новой дозы стволовых клеток наблюдалось дальнейшее улучшение зрения – маленький пациент правильно называл предметы в 90% случаев.

Тем не менее, объективное исследование, такое как осмотр глазного дна, положительных сдвигов не обнаружило. Конкретные механизмы улучшения остаются неизвестными. В связи с этим петербургские ученые порекомендовали не испытывать преждевременных восторгов по поводу результатов своей работы. Тем более, что период наблюдения за детьми еще невелик, и говорить о долгосрочных эффектах терапии пока нельзя.


http://grik34.blog.tut.by/2010/06/29/peter...ovymi-kletkami/

Сообщение отредактировал серго - 29.06.2010, 13:40


--------------------
Трудности которые не убивают - делают нас сильнее!

| МИОПАТИЯ.BY - http://mioby.ru/ | ТАНЦЫ НА КОЛЯСКАХ.БЕЛАРУСЬ - http://dancingwheels.by/ | НЕ ИНВАЛИД.RU - http://neinvalid.ru |
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Гость_Garry_*
сообщение 25.08.2010, 10:06
Сообщение #6





Гость






Эффективность и безопасность клинического использования стволовых клеток поставлена под сомнение


Как осуществлять регулирование деятельности клиник, предоставляющих услуги по трансплантации пациентам стволовых клеток? На этот вопрос, разжегший настоящую войну между врачами, проводящими такую терапию, и учеными, призывающими к осторожности, собирается ответить Управление по Контролю за Качеством Пищевых Продуктов и Лекарственных Средств США (Food and Drug Administration, FDA).

FDA применило свои полномочия 6 августа 2010 г., потребовав от Окружного Суда Округа Колумбия США федерального запрета на клиническое использование стволовых клеток компанией Regenerative Sciences (США). Компания предлагает пациентам услуги по получению и культивированию стволовых клеток из костного мозга или синовиальной жидкости, которые затем используются для восстановления костей после переломов, разорванных сухожилий и коррекции последствий других травм и заболеваний. Специалисты компании проводят около двадцати подобных процедур в месяц и заявляют, что будут оспаривать запрет FDA. В отличие от обычной практики использования трансплантатов костного мозга на основе гемопоэтических стволовых клеток, процедуры, проводимые в клинике Regenerative Sciences, основываются на применении мезенхимальных стволовых клеток, которые потенциально могут давать начало клеткам костной, хрящевой и жировой тканей.

FDA заявляет, что деятельность Regenerative Sciences не соответствует надлежащим нормам, а эффективность и безопасность лечения при помощи стволовых клеток не доказана. Но Кристофер Центено, директор по медицине компании Regenerative Sciences, утверждает, что, поскольку лечение подразумевает использование собственных (аутогенных или аутологичных) стволовых клеток пациентов, то оно является обычной медицинской процедурой, равно как и искусственное оплодотворение, и, следовательно, не должно находиться в юрисдикции FDA. Центено также добавил, что лечение стволовыми клетками, предлагаемое его клиникой, гораздо безопаснее, чем общепринятая хирургия [1], и, кроме того, эффективность лечения стволовыми клетками была подтверждена в экспериментах на животных [2].

«Требования FDA научных доказательств клинических испытаний наших процедур являются правомерными, - говорит Центено, - Но эффективность лечения, предлагаемого нашей клиникой, соответствует нормативным документам Международного Общества Клеточной Медицины (International Cellular Medicine Society (ICMS))».

Центено и его сторонники считают, что запрос FDA судебного запрета на проведение клиникой процедур со стволовыми клетками является очередным ударом по подобным клиникам промышленных фармацевтических альянсов, желающих ограничить использование пациентами их собственных стволовых клеток. Исполнительный директор Международного Общества Клеточной Медицины (International Cellular Medicine Society, ICMS) Дэвид Одли (David Audley) в открытом письме от 30 июля 2010 г. обвинил Международное Общество Исследований Стволовых Клеток (International Society for Stem Cell Research (ISSCR)) (США), в котором состоит 3,5 тысячи ученых, в действиях, направленных на закрытие клиник, применяющих терапию стволовыми клетками. Одли заявил, что Общество руководствуется не интересами пациентов, а интересами фармацевтических компаний, и хочет «изменить законодательство всех цивилизованных стран с целью запрета подобной терапии в клиниках». Однако позже, в интервью журналу Nature, Одли согласился с тем, что у него нет никаких доказательств для подобных обвинений.

Президент ISSCR Элайн Фукс (Elaine Fuchs) опровергла это заявление. «Хотя Общество получает от фармацевтической промышленности 12% своего финансирования, его целью является «мотивирование фундаментальной науки», а вовсе не поддержка индустриальных интересов», - говорит Фукс.

В июне по инициативе ISSCR, обеспокоенного недоказанной эффективностью лечения стволовыми клетками, была организована специальная служба, которая в ответ на запросы будет оценивать, является ли конкретное лечение безопасным и эффективным [3]. По словам Дугласа Сиппа (Douglas Sipp) из Центра Биологии Развития RIKEN (RIKEN Centre for Developmental Biology) (Кобе, Япония), если Regenerative Sciences выиграет в суде это дело, слушание которого запланировано на лето следующего года, последствия его могут быть весьма тяжелыми. Компании почувствуют себя вправе игнорировать нормативы, требующие доказывать эффективность и безопасность аутогенных медицинских продуктов, содержащих стволовые клетки. Центено же настроен на победу. «Если мы выиграем дело, нормативная база по работе с аутогенными клетками будет пересмотрена и изменена таким образом, чтобы врачи имели возможность использовать стволовые клетки в своей медицинской практике».

cbio.ru по материалам NatureNews
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Гость_Garry_*
сообщение 30.11.2010, 10:49
Сообщение #7





Гость






Стволовые клетки вновь грозят раком


30 ноября, 2010

Использование стволовых клеток может приводить к развитию раковых опухолей, предупреждают ученые. Исследователи иерусалимского Hebrew University предупреждают о серьезной опасности, связанной с использованием стволовых клеток в медицине – направлением, на бурное развитие которого многие возлагают большие надежды.

Известно, что эмбриональные стволовые клетки способны давать начало практически всем типам клеток и теоретически их можно использовать для восстановления любых повреждений организма. Однако, кроме связанных с их получением этических проблем, оказалось, что при культивировании в лабораторных условиях в этих клетках происходят хромосомные изменения, способные стимулировать рост злокачественных опухолей. Этот факт закрыл эмбриональным клеткам дорогу в клиническую практику.

Однако вскоре на смену им пришли индуцированные плюрипотентные стволовые клетки (iPS), получаемые из взрослых клеток организма с помощью разработанного японскими учеными процесса «репрограммирования». Кроме считавшейся доказанным фактом стабильности в культуре, такие клетки обладают еще одним важным преимуществом: их можно выделять из организма самого пациента, что исключает возможность развития реакции отторжения. Однако, вполне возможно, дорога в клинику скоро будет закрыта и для этих перспективных кандидатов.

С помощью разработанного израильскими учеными нового метода, выявляющего хромосомные аномалии посредством регистрации изменений активности генов, исследователи продемонстрировали, что при длительном культивировании индуцированные плюрипотентные стволовые клетки также претерпевают опасные хромосомные изменения.

Кроме клеточных линий, созданных в их лаборатории, исследователи проанализировали более 100 линий, с которыми работают 18 независимых лабораторий, расположенных в разных странах мира. Оказалось, что при длительном культивировании в таких клетках появляется дополнительная (третья) копия 12-й хромосомы. Это приводит к повышенной экспрессии локализующихся на этой хромосоме генов и значительно повышает риск последующего превращения таких клеток в злокачественные.

Выявленный авторами феномен – не случайность, а убедительно доказанная закономерность. К сожалению, он может надолго приостановить стремительный прогресс в области клеточной медицины, а надеющимся на «панацею» в виде стволовых клеток придется подождать следующего прорыва.

nanonewsnet.ru
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Фея
сообщение 30.11.2010, 19:17
Сообщение #8


озорная
Иконка группы

Группа: Вечная память
Сообщений: 3020
Регистрация: 10.03.2006
Пользователь №: 202



А вчера в новостях сюжет показывали про сложную операцию на сердце, типа прорыв. Там на определенном этапе вводили в ткань сердца стволовые клетки, и врач сказал, что организм сам вырастит из них нужную перегородку в сердце.

Я подумала ещё, что может и нам так, чтоб выросли отсутствующие мыщцы...


--------------------
<img src="http://s51.radikal.ru/i134/0902/1b/cae2a468655f.jpg" border="0" alt="Изображение" />
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Гость_Garry_*
сообщение 03.03.2011, 10:58
Сообщение #9





Гость






Стволовые клетки после перепрограммирования имеют "генетические шрамы"


Перепрограммированные из «обычных» стволовые клетки человека несут в себе многочисленные «генетические шрамы» – мутации, которые могут серьезно осложнить использование таких стволовых клеток в медицинской практике, говорится в статье, которая будет опубликована в журнале Nature в четверг.

Стволовые клетки, способные превращаться в клетки любых тканей организма, считаются одним из самых перспективных средств лечения самых разных заболеваний – от травм до поражений нервной системы и болезней сердца. Однако с использованием таких клеток связаны этические проблемы, поскольку для получения таких клеток нужны ткани эмбриона.

В 2006 году профессору университета Киото Синъя Яманака удалось впервые получить стволовые клетки неэмбрионального происхождения, так называемые индуцированные плюрипотентные стволовые клетки (induced pluripotent stem cells – iPS). Он и его коллеги преобразовали обычную клетку в стволовую с помощью определенной комбинации генов, которые были внесены в клетку специальным вирусом-инъектором. Индуцированные стволовые клетки могут произвести революцию в медицине, однако необходимо проверить, насколько безопасно их применение.

Группа ученых под руководством Лоуренса Гольдстейна (Lawrence Goldstein) и Кунь Чжана (Kun Zhang) из университета Калифорнии в Сан-Диего показала, что на пути широкого использования iPS могут оказаться серьезные препятствия.

Авторы статьи исследовали 22 различных линии iPS, полученных разными методами семью различными исследовательскими группами. Как оказалось, у всех этих линий присутствуют мутации в кодирующих белки фрагментах генома, причем на каждую генетическую «инструкцию» по сборке той или иной молекулы белка приходилось до шести таких мутаций.

QUOTE
«Наши результаты показывают… высокую долю мутаций, возникающих во время и после перепрограммирования у человеческих iPS-клеток», – говорится в статье.


QUOTE
«Каждая линия клеток, которую мы исследовали, содержала мутации. По нашим расчетам, мы должны были увидеть в десять раз меньше мутаций, чем увидели на самом деле», – сообщил Чжан, слова которого приводятся в сообщении университета.


Он назвал эти мутации «неизлечимыми генетическими шрамами». Ученые отмечают, что хотя часть этих мутаций никак себя не провляет, большинство меняет функции белков, что, в частности, может привести к возникновению раковых заболеваний.

QUOTE
«Перепрограммированные стволовые клетки станут важным новым инструментом в войне с человеческими болезнями, но прежде чем использовать их в клинике, мы должны убедиться, что они безопасны, более точно исследовать их структуру и поведение», – говорит Гольдстейн.


Исследователи заявляют о необходимости провести тщательный генетический мониторинг индуцированных стволовых клеток, прежде чем использовать их в медицине.

nanonewsnet.ru
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Гость_Garry_*
сообщение 11.03.2011, 14:36
Сообщение #10





Гость






Риск возникновения злокачественных новообразований после трансплантации клеток – мнения специалистов


Материалы журнала «Клеточная трансплантология и тканевая инженерия" №3 за 2010г

К настоящему времени человечество накопило большой опыт пересадки аллогенных и аутогенных органов, тканей и клеток, включая гемотрансфузии и трансплантации гемопоэтических стволовых клеток. Известны ли Вам случаи развития злокачественных новообразований после подобных манипуляций? Как Вы считаете, насколько подобные опасения имеют под собой основания в случае применения в клинической практике различных клеточных технологий, включающих системное или местное введение жизнеспособного клеточного материала; могут ли быть сами пересаженные клетки источником роста опухоли или оказывать опосредованное действие на канцерогенез? Требуется ли разработать особые меры по проверке опухолевой безопасности при клеточных трансплантациях?

Б.В. Афанасьев, доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой гематологии, трансфузиологии и трансплантологии, директор института детской гематологии и трансплантологии им. Р.М. Горбачевой СПбГМУ им. акад. И.П.Павлова (Санкт-Петербург)

Реципиенты гемопоэтических стволовых клеток, прожившие более 10 лет, имеют повышенный в среднем в 5 раз риск развития вторичных опухолей по сравнению со стандартной популяцией, что, в первую очередь, связано с необходимостью включения высоких доз алкилирующих препаратов для подготовки к трансплантации. В то же время есть данные, свидетельствующие о возможности развития острого лейкоза у реципиента за счёт донорских клеток, что может быть объяснимо с позиции вероятности трансплантации исходно патологических клеток донора, либо являться подтверждением существующей теории об индуцирующем влиянии на становление лейкозного клона клеток стромального микроокружения реципиента. Что же касается гемотрансфузии — взаимосвязи между количеством перелитых гемокомпонентов и риском развития злокачественного заболевания не получено. Были данные о том, что пациенты с множественными гемотрансфузиями после оперативного вмешательства по поводу онкологических заболеваний имели повышенный риск развития рецидива опухоли, однако до настоящего времени эти факты не нашли отражение в рекомендациях по оказанию трансфузиологического пособия этим больным.

Безопасность применения различных клеточных технологий не может быть оценена однозначно. До настоящего времени не получено убедительных данных в эксперименте и при попытке клинического использования о повышенной опасности развития злокачественных новообразований у пациентов, подвергшихся лечению с помощью клеточных технологий. В то же время не вызывает сомнения увеличение параметров генетической нестабильности в клетках при проведении их экспансии in vitro, что потенциально при введении in vivo может быть основой для развития опухоли. В дополнение к этому не изучены механизмы поддержания тканевой специфичности, особенности регуляции пролиферации и дифференцировки введенных клеток, особенно эмбриональных. Несомненно, терапия с помощью клеточных технологий открывает неограниченные возможности для лечения наиболее сложных патологических состояний, но находится в самом начале изучения, что требует повышенного внимания к вопросам безопасности.

Особые меры по проверке опухолевой безопасности могут заключаться в предоставлении экспериментальной базы перед проведением клинических испытаний в области клеточных технологий, контролем за состоянием реципиента. Разрешение к применению клеточных технологий в клинике должно быть одобрено Экспертным советом, который создан при МЗ и СР РФ и Росздравнадзоре.

А.В. Берсенев MD, PhD, научный сотрудник, Детская больница Филадельфии (США)

Случаи развития злокачественных новообразований после клинической трансплантации гемопоэтических клеток известны. Их частота низка (0,12—5%) и описано чуть более 50 случаев. Несмотря на то, что механизм развития таких осложнений неизвестен, тем не менее, нет никаких сомнений, что лейкозные клетки возникают из изначально «здоровых» гемопоэтических стволовых клеток донора (костный мозг, пуповинная кровь или аутогенная «мобилизированная кровь»).

В клеточной терапии известны случаи возникновения так называемых пролиферативных заболеваний как осложнений введения клеток. Я привожу три примера:
  • Случай с израильским мальчиком после введения клеток в одной из клиник Москвы;
  • Случай после клеточной нейротрансплатнации в одной из клиник Китая;
  • Смертельный случай после аутотрансплантации при заболеваниях почек в одной из клиник Таиланда

Важно отметить, что, во-первых, эксперты не могут сойтись во мнении по степени злокачественности «опухоли» в случае 1, а в случаях 2 и 3 «новообразования» не были злокачественными, но ВОЗМОЖНО привели к смерти пациентов. И, во-вторых, мы не можем утверждать наличие стволовых клеток в суспензии клеток, которая была введена в случаях 1 и 2, поскольку компании не предоставили такую информацию.

Однако, такие опасения имеют под собой очень серьезные основания и обязательно должны учитываться при разработке протоколов клеточной терапии в клинике. У меня нет сомнений, что в этих 3-х случаях локальных введений, которые я процитировал, в суспензии были жизнеспособные клетки, которые прямо или косвенно послужили причиной серьезных осложнений и смертей. В экспериментальной литературе достаточно сведений, указывающих на то, что пересаженные клетки, в частности различные популяции костного мозга и крови, могут сами мигрировать в опухоли и стимулировать их рост в случае наличия таковых у реципиента. Также донорские клетки могут стимулировать миграцию различных популяций клеток костного мозга в опухоль и стимулировать ее рост и агрессию. Могут ли сами пересаженные клетки стать источником злокачественного новообразования — мы можем положительно утверждать на сегодняшний день только в случае лейкоза из клеток донора у пациентов после трансплантации костного мозга.

Необходимо знать всю негативную статистику и опубликованные случаи осложнений на сегодняшний день. Нужно, чтобы деятельность клиник, предлагающих клеточную терапию, очень строго регулировалась государством с международным наблюдением. Это заставит клиники докладывать и публиковать не только результаты лечения в виде испытаний, но и все негативные случаи, связанные с развитием осложнений. К сожалению, сегодня, в результате «регуляционных дыр» мы не имеем представления о масштабах таких осложнений, мы не знаем к чему нам нужно быть готовыми и чего избегать при разработке новых протоколов клеточной терапии. Я со своей стороны начал сбор информации обо всех опубликованных или доложенных негативных случаях и осложнениях клеточной терапии. Вы можете найти эти ссылки на моем блоге. Компании, которые разрабатывают доклинические протоколы и начинают клинические испытания, всегда проводят и должны проводить тесты по проверке опухолевой безопасности клеточного продукта. Важным является тщательное обследование пациента перед введением клеток. Наличие иммунодефицита может скомпрометировать развитие новообразований из пересаженных клеток. Кроме того, если у пациента была не диагностированная опухоль, введение стволовых или прогениторных клеток может стимулировать значительный рост этой опухоли и малигнизацию.

А.С. Брюховецкий, доктор медицинских наук, профессор, генеральный директор клиники восстановительной интервенционной неврологии и терапии НейроВита (Москва)

Проблема высокого риска развития злокачественных новообразований после трансплантации органов, тканей и клеток человеку является центральной проблемой трансплантологии вообще и клеточных трансплантаций, в частности. Хорошо известно, что при пересадке органов более 50% пациентов, успешно перенесших органную трансплантацию, в течении 5—7 лет умирают от рака различной локализации. В основном, это обусловлено побочными эффектами и осложнениями иммуносупрессивной терапии, проводимой для профилактики отторжения пересаженного органа. Эти общеизвестные факты не являются объективным препятствием для проведения технологий органной пересадки у человека в ведущих клиниках всего мира и, высокий риск развития опухолей в отдаленном периоде после трансплантации органов воспринимается как осознанная неизбежность. Что же касается развития опухолей в результате клеточных трансплантаций, то однажды я лично столкнулся с подобной проблемой. В 2002 г. ко мне с письмом обратился Канадский детский госпиталь и сообщил новость, что у пациентки 14 лет с диагнозом последствия резидуального органического поражения мозга, лечившейся у меня в клинике с применением клеточных технологий, диагностирована опухоль спинного мозга. Экспертизу якобы проводили ведущие специалисты нейробиологи и нейрохирурги Канады и США (позже я узнал, что руководителем экспертной комиссии был нейроученый Е. Snader (США) и, по его мнению, диагноз опухоли не вызывал сомнения).

Мать больной отказалась от проведения хирургического лечения, лучевой и химиотерапии данной опухоли и обратилась ко мне за помощью. Эксперты потребовали от меня предоставить все протоколы лечения данной больной и сертификаты клеточных препаратов. Мы долго обсуждали с канадскими и американскими врачами по электронной почте клиническую картину и параклинические данные пациентки. В итоге: опухоли спинного мозга и позвоночника у девочки не оказалось. Симптоматика была обусловлена быстрым ростом (14 см за 6 мес.) ребенка после клеточных трансплантаций и вся клиническая симптоматика была обусловлена синдромом «фиксированного» мозга (позвоночный столб вырос, а спинной мозг не успел). Через полгода вся клиническая симптоматика у ребенка ушла самостоятельно, и диагноз опухоли был снят полностью. Несмотря на благополучный исход, у меня осталось очень сложное отношение к этой проблеме, проблемные отношения с отечественным производителем, предоставившим для лечения девочки фетальные клеточные препараты, т. к. он полностью отказался признать, что это его препарат (несмотря на сертификат) и самоустранился от участия в данном клиническом разборе в этой непростой ситуации.

Что же касается литературных источников, то мне известен только один официально опубликованный в научной литературе клинический случай (подтвержденный ДНК-анализом) возникновения опухоли мозга у пациента с атаксией-телеангиоэктазией (синдром Луи-Бар) после интратекальной трансплантации эмбриональных нейральных стволовых клеток (ЭНСК), якобы проведенной в одной из московских клиник. Эти данные представили врачи нейрохирурги из Израиля, как неопровержимый факт негативного воздействия клеточных трансплантаций у человека. Как у специалиста в области клеточной медицины моей первой реакцией на эту новость был обоснованный страх все-таки возможных осложнений в виде опухолей у наших пациентов. В медицине возможно ведь все, тем более в такой области как клеточная медицина. Шумиха, поднятая желтой прессой вокруг этого единичного факта очень бурно была поддержана ведущими отечественными академическими учеными (неврологами и нейрохирургами, а также рядом биотехнологов). Из этой публикации были сделаны «фундаментальные» и «многозначительные» выводы о необходимости запрета всех клеточных трансплантаций в России. Первое время я также был солидарен с негодующей научной общественностью, а также поддерживал предложения запретить трансплантации ЭНСК в России. Однако позже, анализируя все факты и свои многолетние экспериментальные исследования на животных, я не смог до конца объяснить себе возникновение этого странного израильского феномена. Сегодня я вообще не могу поставить прямой зависимости между развитием тератомы у этого пациента и проведенной ему клеточной трансплантацией ЭНСК. Почему? Доктора из Израиля главным и «неопровержимым» доказательством возникновения опухоли после трансплантации ЭНСК привели результаты ДНК диагностики ткани удаленной тератомы, из которых следует убийственный научный факт — «опухоль содержит клетки с ДНК другого человека». Но это говорит только о том, что врачи неизвестной московской клиники очень непрофессионально обследовали больного перед операцией (не проводили МРТ головного мозга пациента с контрастированием до трансплантации ЭНСК или забыли об этих исследованиях в периоды последующих трансплантаций ЭНСК, которые они осуществляли якобы в течение 2-х лет, продолжая каждые 6 мес. интратекально вводить ЭНСК, у пациента не исследовали онкомаркеры и не проводился иммунохимический мониторинг нейроспецифических белков в крови и ликворе и т.д.). Почему в опухоли были обнаружены чужеродные клетки? Все очень просто. Нам хорошо известен феномен патотропизма — направленной миграции ЭНСК в опухоль и равномерное распределение в ней, описанный профессором K.S. Aboody и его командой в 2000г. Это универсальный биологический механизм хоуминга любого типа СК. То есть, при наличии у больного даже небольшой опухоли в мозге после интратекального введения ЭНСК непременно придут в эту опухоль и равномерно распределятся в ней. Хочется напомнить израильским коллегам, что тератомы и карциомы всех органов и тканей это главная причина смерти данного контингента пациентов с синдромом Луи-Бар в раннем возрасте на фоне тяжелого иммунодефицита.

Поэтому, ради объективности, нужно отметить, что этот единственный и неопровержимый научный факт установленный в Израиле также очень сомнителен и не однозначен. Я имею успешный опыт лечения этой редкой наследственной нервной болезни атаксии-телеангиоэктазии с использованием фетальных нервных клеток у 2 пациентов из Грузии, которых я наблюдаю с 1993 г. по настоящее время (17 лет). Они описаны нами в ряде научных статей (А.С. Брюховецкий, С.О. Ушаков «Новые подходы к лечению атаксии-телеангиоэктазии (синдром Луи-Бар) с использованием трансплантации фетальных клеток человека». Трансплантация фетальных тканей человека. М. 1996: 57—9; А.С. Брюховецкий, Г.Т. Сухих, З.Г. Надареишвили «Применение фетальных тканей человека для лечения атаксии-телеангиоэктазии». Международный журнал иммунореабилитации 1996; 2: 49—52). Как правило, этих пациентов в мире очень немного и умирают они, не доживая до 17—18 лет от опухолей различной локализации (тератомы, карциномы, саркомы) и иммунодефицита. В настоящее время моим пациентам уже 31 и 26 лет. Я и их родители убеждены, что они живы только потому, что с детского возраста получали трансплантации фетальных клеток человека. Другие дети (6 человек) с этим наследственным заболеванием, с родителями которых мы контактировали, уже умерли.

С 2003 г. в рамках отраслевой программы «Новые клеточные технологии — медицине» и подпрограмме «Клеточные технологии в нейроонкологии» под руководством директора Российского онкологического научного центра РАМН им. Н.Н. Блохина академика РАН и РАМН проф. М.И. Давыдова мы в эксперименте изучаем удивительные феномены влияния НСК и гемопоэтических стволовых клеток (ГСК) на рост глиомы С6 у крыс. Сегодня можно однозначно заявить, что аллогенные (донорские) и ксеногенные стволовые клетки достоверно замедляют рост злокачественной опухоли в мозге (рис. 2). У здорового млекопитающего собственные НСК выполняют роль главного противоопухолевого регулятора в мозге и то, что мы доказали в эксперименте, полностью согласуется с данными университетского госпиталя Шарите (Германия). При этом мы полагаем, что собственные (аутогенные) СК у больных с уже сформированной опухолью имеют очень высокие шансы активировать и генерализовать имеющийся у пациента неопластический процесс. Наши экспериментальные данные о применении аллогенных ГСК и НСК в нейроонкологии подтверждают правомерность и обоснованность подобной экспериментальной терапии у животных с нейроонкологическими заболеваниями. Решение проблемы терапии опухолей у человека с применением клеточных систем лежит в плоскости разработки перепрограммирования аутогенных стволовых клеток, создании СК с требуемыми свойствами, использование регуляторных механизмов СК, что сегодня активно разрабатывается в различных научных центрах мира.

Я занимаюсь применением клеточных технологий в эксперименте на животных с 1990 г. и с 1993 г. в клинике. Сегодня я имею личный опыт более 5000 трансплантаций различных типов клеток и более 10 000 клеточных трансплантаций и 49 операций тканевой инженерии спинного мозга (с непосредственной трансплантацией НСК и ГСК в спинной мозг), осуществленных под моим руководством моими сотрудниками. Я не могу привести ни одного примера из моей экспериментальной или клинической практики, когда бы имел место доказанный случай развития рака у пациента после трансплантаций клеток и можно бы было доказать его четкую причинно-следственную зависимость. Возможно, это связано с тем, что я никогда не применял для лечения человека эмбриональные НСК или ГСК, а использовал только взрослые мультипотентные СК. При этом, я не использую эмбриональные НСК и ГСК в клинике абсолютно осознанно по идеологическим соображениям. Я считаю, что ЭНСК и ЭГСК теоретически и методологически не способны осуществить реставрацию и регенерацию нервной ткани млекопитающего, так они уже перепрограммированы в оплодотворенной яйцеклетке исключительно на эмбриогенез и органогенез. Это истинные «строители», а не «реставраторы» в организме. Известно, что взрослые мультипотентные СК уже получили свой вектор дифференцировки и возможность развития в них опухолей крайне ничтожна. Однако ясно, что трансплантация клеток, как и трансплантация органов, дело очень серьезное и достаточно опасное. Поэтому необходимо углубленное специализированное обследование пациента в онкологическом направлении, это позволит минимизировать все возможные риски.

Что же касается канцерогенности применяемых в клинике клеточных препаратов, она в сотни раз меньше, чем канцерогенность продуктов нашего питания, большинства фармакологических средств, широко используемых конвенциональной медициной, а при наличии доказанного злокачественного новообразования в мозге в большинстве случаев в тысячи раз меньше, чем последствия негативного действий ножа нейрохирурга на растущую пролиферирующую опухоль.

А.Ю. Зарицкий, доктор медицинских наук, профессор, ФГУ "Федеральный цетр сердца, крови и эндокринологии им. В.А.Алмазова (Санкт-Петербург)

Существуют традиционные методы трансплантации гемопоэтических клеток, как аутогенных, так и аллогенных. Они широко и давно используются во всем мире; позволяют увеличить длительность жизни больных онкогематологическими заболеваниями вплоть до полного излечения. При использовании данных технологий может увеличиваться риск развития злокачественных новообразований. Связано это, однако, не с качеством трансплантируемых клеток, а с возникающим иммунодефицитом и предшествующей химиотерапией.

Широко обсуждается использование эмбриональных клеток. Риск возникновения опухоли из этих клеток высок и закономерен. Если говорить об эмбриональных клетках, то их поле — только преклинические исследования.

Мезенхимные клетки (МСК). Вероятность трансформации in vitro MCK человека — крайне низкая. Было описаны трансформации МСК мыши in vitro с последующим развитием опухолей при их введении животным. Однако было показано, что во многом это связано с контаминацией культур МСК опухолевыми клетками.

Легальный опыт использования МСК у человека не велик. Тем не менее, проведено значительное количество исследований по использованию МСК в качестве иммунодепрессанта при аллогенных трансплантациях гемопоэтических стволовых клеток. Не было указаний на увеличение количества опухолевых заболеваний у данных больных.

Имеются описания использования МСК у больных с osteogenesis imperfecta — так же нет указаний на повышенный риск онкологических заболеваний.

Я сторонник использования МСК у человека. Я полагаю, что это один из этапов одного из подходов к регенерационной медицине. Пока мы не проведем большую серию исследований по использованию МСК при различных патологических состояниях у человека, мы не сумеем двигаться дальше в области регенерационной медицины. При большинстве патологических состояний МСК смогут дать некоторое улучшение течения патологического процесса. Наша задача — не останавливаться на этом, перейти к выделяемым клетками факторам, коктейлю клеток, генной модификации клеток. По-видимому, лишь в травматологии МСК сумеют дать полностью ожидаемый результат

Но — я категорически против использования МСК (как и других клеток) вне рамок клинических испытаний. С одной стороны, в любой подворотне можно получить лечение стволовыми клетками хоть в жареном, хоть в сушеном виде или аллогенные HLA-несовместимые гемопоэтические клетки для лечения соматических заболеваний, с другой стороны — получить разрешение на проведение клинических исследований непросто.

Итак, за пределами классической трансплантологии, любые введения любого клеточного материала — это пока не использование, а только клинические испытания. В рамках клинических испытаний в области МСК мне, кажется, трудно найти критерии, позволяющие судить о том, что они не здоровы в культуре и могут вызвать опухоль. Да и лабораторные исследования свидетельствуют о том, что костномозговые МСК человека в культуре не трансформируются.

В целом — нужно выстраивать систему клинических испытаний в этой области, контролируемых и открытых для анализа и выводов с четко прописанными критериями эффективности.

С.Л. Киселев, доктор биологических наук, профессор, заведующий отделом эпигенетики института общей генетики им. Н.И.Вавилова РАН (Москва)

Опыт трансплантаций накоплен действительно приличный, но научно-документированных случаев развития опухолей после трансплантации клеток практически не зарегистрировано. Мне хорошо известен только один, опубликованный израильскими учеными, когда после трансплантации клеток от многих независимых доноров развились опухолевые ткани, в которых были генотипированы 3 отличных от реципиента генотипа. Этот факт указывает на то, что, скорее всего, организм реципиента стимулировал процесс трансформации трансплантированных клеток. Предположение о том, что три независимых трансплантата имели трансформированные клетки, кажется маловероятным.

Несомненно, онкологические опасения должны иметь место после трансплантаций клеток, но эти опасения ничуть не больше, чем опасения относительно любого другого применяемого или разрабатываемого вида терапии или лекарства. Все нуждается в проверке и обосновании безопасности. К клеточным технологиям должны быть применены те же требования по безопасности, как и ко всем лекарственным средствам, поскольку ничем в этом плане они не различаются. Особых мер разрабатывать не надо, все меры уже прописаны в существующих законах и нормативах. Другое дело, что технологически проверка безопасности препаратов на основе клеток человека несколько отличается от, например, вакцин или лекарств. Но все меры уже давно разработаны. Средства применяемой терапии обязаны быть безопасными. Как технологически реализовать проверку безопасности клеток, это уже другой вопрос. Клеточные технологии появились относительно недавно и в этой области еще много неустоявшегося, поэтому технологический регламент проверки клеточных препаратов должен быть достаточно гибким и легко дополняем необходимой информацией.

А.П. Киясов, доктор медицинских наук, профессор, проректор Казанского ГМУ (Казань)

Исходя из нашего опыта, могу сказать, что и в рамках клинических испытаний мы не наблюдали ни одного такого случая. В качестве клеточного материала при проведении клинических испытаний мы использовали аутогенные клетки, полученные из периферической крови пациентов после мобилизации ростовыми факторами. В экспериментах мы работаем с фракцией мононуклеаров пуповинной крови. И здесь как нативные (свежевыделенные и после разморозки), так и генетически модифицированные клетки не давали никакого злокачественного роста.

На второй вопрос могу ответить, что да такая возможность существует. Здесь четко надо знать, что за клетки, откуда получены, а главное, зачем их вводят. Не берусь судить тех, кто это делает, а по сути, экспериментирует на людях, для этого есть специальная система надзора и контроля.

По третьему вопросу, могу сказать, что если бы все делалось хотя бы в рамках временного регламента по работе в области клеточных технологий, то, наверное, и не нужна дополнительная система контроля. Поскольку в регламенте четко определено, что клинические испытания могут проводиться только после экспериментальных исследований на лабораторных животных. В ходе этих исследований обязательно всплывут все побочные эффекты, в том числе и канцерогенный. К сожалению, на практике это не так. «Эксперименты» на людях зачастую начинают, не удостоверившись ни в безопасности, ни в эффективности. Более того, за это еще с пациента и деньги берутся, хотя в рамках клинических испытаний это недопустимо, в том числе, если это будет закамуфлировано как спонсорская помощь. Нужна нормальная законодательная база. Иначе в скором времени вся регенеративная медицина попадет под запрет, а стволовые клетки станут таким же ругательным словом, как было с генетикой и кибернетикой.

В.А. Козлов, академик РАМН, доктор медицинских наук, профессор, директор ГУ НИИ Клинической иммунологии СО РАМН (Новосибирск)

У нас имеется достаточно большой опыт по аутогенной трансплантации стволовых кроветворных клеток при гемобластозах. Кроме того, на протяжении 7 лет мы проводили клинические испытания по трансплантации аутогенных мононуклеарных клеток костного мозга в лечении больных циррозом печени и с заболеваниями ЦНС (травматическое повреждение спинного мозга, церебральный инсульт). Срок наблюдения за этими пациентами варьирует от 1 года до 4—6 лет. При гемобластозах после ремиссии у части пациентов возникают рецидивы основного заболевания, но не нового типа опухолей. При циррозе печени в сроки наблюдения от 1 до 5 лет мы не зафиксировали случаев возникновения каких-либо злокачественных новообразований (введение клеток было системным в сочетании с локальным у части пациентов). Аналогичным образом, наблюдение за больными с патологией ЦНС (локальное введение клеток) в течение 1 —2 лет не обнаружило возникновения опухолей. По нашему мнению риск возникновения новых опухолей при введении аутоклеток костного мозга или мобилизованных из костного мозга периферических стволовых кроветворных клеток минимален, поскольку в организме в физиологических условиях постоянно происходят процессы миграции стволовых клеток из костного мозга в периферическую кровь и из периферической крови в костный мозг и ткани. Однако костный мозг является источником клеток с естественной супрессорной активностью, и неоднократное введение таких клеток (даже своих) в большом количестве может оказывать противовоспалительный/иммуносупрессивный эффект и тем самым стимулировать рост уже имеющейся опухоли. Кроме того, стволовые клетки могут стимулировать ангиогенез, что также способно усиливать рост имеющейся опухоли. Например, при тщательном обследовании больных циррозом печени мы выявили несколько больных с раком печени или желчного пузыря, и такие пациенты были исключены из клинических испытаний. Думаю, в случае применения стволовых клеток особенно с целью стимуляции репаративных процессов необходимо тщательное обследование пациентов на наличие исходно имеющихся опухолей. Поэтому меры по проверке опухолевой безопасности при клеточных трансплантациях, особенно когда речь идет о кратных введениях клеток и системном их применении, представляется вполне оправданным.

В.М. Моисеенко, доктор медицинских наук, профессор, ФГУ "НИИ онкологии им. Н.Н.Петрова Росмедтехнологий", Санкт-Петербургская медицинская академия последипломного образования (Санкт-Петербург)

Из клеточных технологий в онкологии наиболее актуальна проблема трансплантации костного мозга и гемопоэтических стволовых клеток. Она теснейшим образом связана с проблемой злокачественных новообразований по ряду причин. Во-первых, это вместе с высокодозной химиотерапией высокоэффективный метод лечения лимфопролиферативных заболеваний и герминогенных опухолей. Во-вторых, современные цитостатики как в стандартных, так и в высокодозных режимах в силу неспецифичности действия обладают способностью индуцировать метахронные злокачественные опухоли. Вероятность последних (о. лейкоз, рак легкого, молочной железы и др.) увеличивается в 3—10 раз у больных, получавших лечение, например, по поводу лимфомы Ходжкина. В-третьих, длительная иммуносупрессия, которая наблюдается после интенсивной химиотерапии с трансплантацией гемопоэтических клеток, может быть причиной развития злокачественных опухолей, прежде всего немеланомных опухолей кожи. Все перечисленное относится не столько к трансплантации клеточного материала, сколько к использованию потенциально опасной терапии цитостатиками.

Существует также вероятность трансплантации наряду с гемопоэтическими клетками клеток злокачественной опухоли при использовании как аутогенного, так и аллогенного материала. В литературе имеются описания подобных случаев. Например, от донора, оперированного 32 года назад по поводу меланомы, были забраны ткани для трансплантации. В результате у реципиента на фоне иммуносупрессии развилась клиническая картина диссеминированной меланомы. Что в настоящее время затруднительно полностью исключить это в силу возможности существования субклинических опухолей с циркулирующими неоплатическими клетками. Однако, тщательный сбор анамнеза и обследование потенциального донора может свести вероятность таких осложнений к минимуму.

Серьезную проблему представляет также работа с аутогенным опухолевым материалом, например, при использовании его в качестве вакцин. Необходима эффективная девитализация клеток (с помощью облучения), в противном случае возможно развитие нового опухолевого очага в месте введения.

Трансплантируемые гемопоэтические клетки вряд ли могут быть источником новой опухоли, за исключением тех случаев, когда неопластическая трансформация уже произошла.

Влияние трансплантированных аллогенных гемопоэтических клеток на опухолевый процесс может быть положительным. В последние годы по аналогии с гематологией, когда при острых лейкозах отмечено снижение частоты рецидивов в случае развития РТПХ, в онкологии предпринимались попытки проведения неаблативной высокодозной терапии с последующей трансплантацией аллогенных гемопоэтических клеток. При этом у отдельных больных наблюдался выраженный лечебный эффект, который связывали с преодолением толерантности иммунной системы химерным костным мозгом.

Необходимость разработки дополнительных методов по выявлению опухолевых клеток в трансплантируемом клеточном материале не вызывает сомнения.

В.И. Селедцов, доктор медицинских наук, профессор, директор центра биомедицинских технологий Российского государственного университета им. И.Канта (Калининград)

Трансплантация аллогенных органов, как правило, сопровождается иммунодепрессивной терапией, которая не только снижает иммунную реактивность, но и обладает мутагенным эффектом. Насколько мне известно, у реципиентов таких органов повышена вероятность развития гемобластозов, и этому есть объяснение.

С моей точки зрения, нет ни одного научно подтвержденного клинического случая формирования опухоли из трансплантированных клеток. Хотя домыслов хватает. Тем не менее, в своей практике клетки, предназначенные для аутотрансплантации, мы не подвергаем длительному культивированию и стараемся минимизировать влияние на них мутагенных факторов. Если придерживаться зарубежной терминологии, такие клетки относятся к категории «unmanipulated». Они не требуют особой проверки на туморогенность. Перед трансплантацией такой клеточный материал должен подвергаться исследованиям в объеме, аналогичном объему, законодательно установленному для клеток крови.

Вообще, развитие опухолевого заболевания из трансплантированных клеток представляется крайне маловероятным событием. Канцерогенез — многоэтапный процесс, зависимый от многих факторов. С другой стороны — я не исключаю того, что трансплантированные клетки могут улучшать кровоснабжение уже существующих опухолей. Однако, при эффективно функционирующей иммунной системе, это может быть скорее плюсом, а не минусом.

B.C. Чирский, доктор медицинских наук, начальник Центральной патологоанатомической лаборатории (МО РФ) Военно-Медицинской академии им. С.М. Кирова - главный патологоанатом МО (Санкт-Петербург)

Размышляя о возможности формирования злокачественных опухолей при пересадках алло- и аутогенных клеток необходимо сказать следующее: да, такая возможность существует, есть экспериментальные доказательства развития опухоли из пересаженных клеток. При этом, по-видимому, пересаженные клетки могут быть не только непосредственным источником опухолевого роста, что экспериментально показано, но и оказывать опосредованное действие на канцерогенез, оценить которое, правда, достаточно сложно. Насколько данное осложнение клеточной терапии распространено в клинической практике, мне не известно. Согласен с мнением ряда авторов, что в настоящий момент мы не обладаем достаточной информацией для оценки риска и выработки профилактики возникновения новообразований, источником которых могут являться вводимые клетки. По-видимому, при назначении клеточной терапии врачу и больному необходимо выбирать между возможным лечебным эффектом данной терапии и рисками, связанными с ее проведением.

celltranspl.ru

Сообщение отредактировал Garry - 11.03.2011, 14:47
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Гость_Garry_*
сообщение 12.01.2012, 10:49
Сообщение #11





Гость






QUOTE(Garry @ Nov 30 2010, 11:49 AM) [snapback]54629[/snapback]

Исследователи иерусалимского Hebrew University предупреждают о серьезной опасности, связанной с использованием стволовых клеток в медицине

...оказалось, что при культивировании в лабораторных условиях в этих клетках происходят хромосомные изменения, способные стимулировать рост злокачественных опухолей.


Схожие результаты получены теперь уже в ходе масштабных международных исследований

Стволовые клетки портятся во время жизни «в неволе»


При долгом культивировании стволовые клетки начинают обнаруживать признаки злокачественного перерождения, и это касается не только индуцированных, но и натуральных эмбриональных стволовых клеток.

Нет нужды напоминать, сколь большие надежды биология и медицина связывают со стволовыми клетками. С их помощью можно вырастить здоровую ткань и пересадить её на место больной. Поэтому особое внимание исследователей приковано к эмбриональным и индуцированным плюрипотентным стволовым клеткам. И те и другие способны превращаться в любой тип клеток, только эмбриональные стволовые являются природными, а индуцированные — искусственными, полученными с помощью генно-модифицирующих техник из обычных зрелых клеток. В силу этого вторые более непредсказуемы и менее надёжны из-за возможных негативных побочных эффектов.

Однако при длительном содержании в лабораторных условиях и эмбриональные, и индуцированные стволовые клетки способны превращаться в клетки опухоли. Масштабное международное исследование выявило мутации, возникающие в культивируемых линиях стволовых клеток, и эти мутации, очевидно, являются именно следствием их длительной культивации, а не способа получения.

Исследование проводилось на 129 типах эмбриональных и 11 типах индуцированных стволовых клеток, взятых у людей разных этнических групп.

Около трёх четвертей клеточных культур оставались нормальными в течение длительного срока культивирования. Но 20% эмбриональных стволовых клеток к концу эксперимента приобрели дополнительные копии некоторого участка 20-й хромосомы. Три из одиннадцати линий индуцированных плюрипотентных клеток демонстрировали ненормальный кариотип, то есть число хромосом.

Статья с результатами эксперимента опубликована в журнале Nature Biotechnology.

По словам Мартина Пера из Мельбурнского университета (Австралия), одного из 125 (!) соавторов статьи,

QUOTE
изменения, происходящие в стволовых клетках при длительном культивировании, сходны с теми, которые возникают у раковых клеток.


Исследователи подчёркивают, что три четверти линий клеток, оставшихся нормальными, не должны никого вводить в заблуждение: на месте переродившихся «отступников», как говорится, могла оказаться любая из здоровых линий.

Результаты исследования говорят скорее о том, что

QUOTE
нужно очень внимательно следить за ростом лабораторных культур, используемых в экспериментах и клинических исследованиях, раз уж даже натуральным эмбриональным клеткам мы не можем доверять полностью.


nanonewsnet.ru
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Гость_Garry_*
сообщение 12.04.2012, 22:34
Сообщение #12





Гость






В Китае расцвело нелегальное лечение стволовыми клетками


Спустя три месяца после после того как Министерство здравоохранения КНР заявило об ужесточении запрета на клиническое использование не получивших официального одобрения стволовых клеток, расследование журнала Nature выявило расцвет нелегального бизнеса на стволовых клетках по всей стране, сообщает Nature News.

Как отмечает издание, "клиники функционируют открыто, а их сайты в интернете предлагают лечение от таких серьезных заболеваний как болезнь Паркинсона, диабет и аутизм, привлекая тысячи медицинских туристов со всего света". На этих же сайтах в качестве рекламы используются описания отдельных случаев якобы имевшего место улучшения состояния пациентов в результате терапии стволовыми клетками.

Некоторые из этих клиник находятся в крупных больничных комплексах, что, по выражению Nature, "придает им ореол всеобщего признания". Кроме того, на сайтах некоторых клиник размещены фотографии их руководителей вместе с представителями местной власти и влиятельными политиками.

В январе 2012 года министерство здравоохранения издало пакет регулирующих документов, которые, в частности, обязывали организации регистрировать свои исследования и клинические испытания, а также источник стволовых клеток и этические процедуры. Министерство также обратилось к региональным органам здравоохранения с рекомендацией препятствовать клиническому использованию не получивших одобрения линий стволовых клеток на местах. Кроме того, оно объявило национальный мораторий на новые клинические исследования методов терапии с применением столовых клеток, особо отметив в качестве обязательного условия бесплатность участия пациентов в уже начавшихся испытаниях.

Но несмотря на это, у министерства нет данных ни об одной клинике, которая прошла бы необходимую регистрацию, а сообщения об успехах в лечении многих заболеваний — от аутизма до рассеянного склероза — стволовыми клетками, выделенными из пуповинной крови и жировой ткани, продолжают поступать. По словам Тони Лу (Tony Lu), представителя компании Shanghai WA Optimum Health Care, для лечения болезни Альцгеймера достаточно от четырех до восьми инъекций такими клетками, по цене от 30 тысяч до 50 тысяч юаней (от 4750 до 7900 долларов США) за инъекцию. Сотрудник компании, отвечающий за связи с пациентами, Карина Гришина (Karina Grishina), заявляет, что аутизм может быть вылечен инъекцией стволовых клеток из жировой ткани за 200 тысяч юаней, за которой спустя несколько дней следует инъекция клетками из пуповинной крови по цене в 50 тысяч юаней.

Эсперты Nature News называют такой клинический подход анекдотичным и подчеркивают, что подобная терапия пока не может быть готова для клинического применения и представляет собой угрозу здоровью пациентов.

В мае 2009 Министерство здравоохранения Китая классифицировало лечение стволовыми клетками как медицинскую технологию Категории 3, к которой относятся технологии высокого риска, требующие предварительного официального одобрения соответствующего ревизионного совета. Однако до сих пор ни одного разрешения на клиническое применение стволовых клеток выдано не было и усилия китайского правительства признаны неэффективными.

"По состоянию на 2009 год число китайских компаний, практикующих терапию стволовыми клетками, достигло 100", - говорит Дуглас Сипп (Douglas Sipp), специалист по этически-правовым вопросам использования стволовых клеток Центра Биологии Развития при японском институте RIKEN. По его словам, "отрасль продолжает расти даже после попыток изменения ситуации, предпринимаемых китайским министерством здравоохранения".

Nature удалось обнаружить одну компанию, Shanghai Puhua, которая утверждает, что уже прекратила предоставление услуг по лечению стволовыми клетками в полном соответствии с требованиями правительства.

medportal.ru
Go to the top of the page
 
+Quote Post
dirizhabel
сообщение 19.02.2014, 5:38
Сообщение #13


Новичок
*

Группа: Новый пользователь
Сообщений: 1
Регистрация: 19.02.2014
Пользователь №: 12096



Информация к размышлению: 29 марта 2013 года. Секрет Вечной молодости открыли учёные из Сибири. Они разработали препарат J5. Лекарство может бороться со старением и с любыми болезнями. Оно заставляет наш мозг вырабатывать стволовые клетки которые сами лечат всё что нужно. Сейчас препарат проходит испытания. Корреспондент Полина Крикун: Одна пилюля усилит действие мозга, спасёт от болезней – человек не умрёт никогда и это не разыгравшееся воображение голливудских кинорежиссёров. В Новосибирске изобрели уникальное лекарство которое борется со старостью. Эликсир вечной молодости или J5 запускает цепную реакцию которая на клеточном уровне воздействуя на костный мозг заставляет его выделять бесчисленное множество стволовых клеток. Для младенцев это нормально, но чем старше становится человек, тем меньше волшебных клеток создаёт его организм. А ведь именно они стволовые клетки могут стать любым органом, не зря из этого вида клеток учёные всего мира пытаются напечатать органические запчасти человека. Их можно будет имплантировать по надобности, отказала рука – напечатали, отказало сердце – снова напечатали. Вот так выглядит один из самых новых 3D принтеров, который вместо чернил использует настоящие человеческие клетки. Уилл Шу. Университет Хериот–Ватт: — «Это первый в мире 3D принтер для печати человеческих эмбриональных стволовых клеток которые более тонкие, но куда более гибкие, чем обычные. Мы можем использовать эту технологию, для производства человеческой ткани, например ткани печени, почечной ткани, ткани лёгкого. Вот оно будущее медицины трансплантации.» Корр ПК – И всё же у такого метода есть минусы. Клетки оказываются в небезопасной воздушной среде, что они там подцепят ни один учёный не знает – поэтому от отторжения, генных мутаций никто не застрахован. В отличии от биоимплантантов J5 запускает выработку стволовых клеток внутри собственного организма начиная самолечение. Андрей Бекарев:–«Те стволовые клетки которые ранее, банально не могли быть выпущены где–то в организме человека, они начинают уже выходить и заниматься своим делом. Александр Дыгай директор НИИ ФАРМОКОЛОГИИ: –«Мы показали что этот же препарат способен и количество нейронов и функцию восстанавливать. У человека когнитивные функции сохранены, у него хорошая память, он быстро соображает, так будем говорить простыми словами, ну хотите называйте омоложением». Корр ПК – В отличии от заболеваний стволовые клетки идут в печень, в мозг, в лёгкие и даже в кожу – не об этом ли мечтают миллионы женщин, выкладывать сотни тысяч рублей на косметические средства не придётся. Впрочем это всё пока фантастика – доклинические испытания закончатся лишь в ноябре, но первые тесты, само собой на мышах, уже показали первые положительные результаты – животные которым вводили J5, жили минимум в 2 раза дольше без малейшего намёка на старость, а вот те которые доживали свой век без пилюль, больные, облысевшие, беззубые умирали уже в 18 месяцев – такой короткий век. Вадим Жданов зам. Дир. НИИ фармокологии:–«Несколько веществ на вот этой модели показывают хороший результаты, ограничивают развитие соединительной ткани, ограничивают развитие воспалительной реакции в легких». Корр ПК – Поистине волшебство которое может спасти мир или его уничтожить раз и навсегда – до чего доведёт вечная молодость. Учёные дискутируют – одни говорят мы освоим не только Марс, но и всю Вселенную, другие говорят – мы умрём от перенаселения, нехватки ресурсов. И все же время ещё есть – клинические испытания J5 закончатся в лучшем случае года так через два. Полина Крикун, Игорь Белозуб, Валерий Чуриков «Вести.ру. Пятница» ...+ http://www.youtube.com/watch?v=9N9hpimwnWE Томские учёные изобрели эликсир молодости. ТБН — Россия. Препарат для активизации выработки стволовых клеток собственным организмом.
Go to the top of the page
 
+Quote Post

Reply to this topicStart new topic
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



Текстовая версия Сейчас: 22.11.2018, 0:04